Статусы про своих одна школьников

Котляр Ася: другие произведения.

Журнал "Самиздат": [Регистрация]   [Найти]  [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    Что такое "современная школа"? А какова она, современная молодёжь? Каким должен быть современный учитель, чтобы он смог достучаться до этой самой молодёжи? Что несёт в себе удивительная, благородная профессия - учитель?.. Какие изменения претерпевает школа сейчас и что чувствуют ученики, оказавшись заложниками статусов и денег своих родителей? Пьеса "Страсти-мордасти" о детях, которые имеют всё, о чём могут только пожелать. Они лишены малого: родительской любви и внимания... Эти и многие другие вопросы я поднимаю в пьесе "Страсти-мордасти" именно потому, что мне небезразлична профессия, которой я себя посвятила. За двадцать семь лет работы в школе я поняла одну простую истину: каждый ребёнок нуждается в любви и принятии взрослых, которые его окружают. Именно в любви безусловной, порой вопреки а не за что-то, и тогда происходит чудо: рано или поздно, но они начинают отвечать тебе взаимностью... На данный момент это шестая постановка спектакля (это те постановки, о которых я знаю). Калуга, Алтайский край, Самара, Иркутск, Челябинск и сейчас Витебск.

А. КОТЛЯР

СТРАСТИ - МОРДАСТИ

Пьеса для юношеско-детского театра

   Что такое "современная школа"? А какова она, современная молодёжь? Каким должен быть современный учитель, чтобы он смог достучаться до этой самой молодёжи? Что несёт в себе удивительная, благородная профессия - учитель?.. Какие изменения претерпевает школа сейчас и что чувствуют ученики, оказавшись заложниками статусов и денег своих родителей? Пьеса "Страсти-мордасти" о детях, которые имеют всё, о чём могут только пожелать. Они лишены малого: родительской любви и внимания... Эти и многие другие вопросы я поднимаю в пьесе "Страсти-мордасти" именно потому, что мне небезразлична профессия, которой я себя посвятила. За двадцать семь лет работы в школе я поняла одну простую истину: каждый ребёнок нуждается в любви и принятии взрослых, которые его окружают. Именно в любви безусловной, порой вопреки а не за что-то, и тогда происходит чудо: рано или поздно, но они начинают отвечать тебе взаимностью...       Действующие дица:    Валентина Викторовна - молодая, красивая учительница 22-25 лет.    Аксёнов Андрей Петрович - учитель 30 лет.    Ученики:    Саша Кузякин - "Кузя", неуверенный в себе подросток.    Ира Петрова - "Барби"    Дмитрий Егоров - "Митяй", "авторитет" класса.    Сергей Трофимов - "Серый", всегда молчит, что бы не случилось.    Марк Винокур - "Жид"    Лариса Георгадзэ - "Мафия"    Павел Сечкин - "Малыш", маленького роста, у всех на побегушках.    Александр Васильев - "Алекс", самый стильный и самый красивый.    Катя Мышкина - "Мышь", тихая, невзрачная девочка, её все тихо презирают.   

КАРТИНА ПЕРВАЯ

   Действие происходит в девятом классе очень престижной частной школы. Класс небольшой, 10 учеников. Отношения в классе довольно сложные. Сцена оформлена как кабинет русского языка и литературы. На стене портреты великих писателей, поэтов. Парты для одного ученика, доска, стенды.    Разговор в кабинете директора. Разговор идёт в записи.    Д и р е к т о р: Анна вы моя, Гавриловна! Зря сопротивляетесь! Да, она молода, неопытна, но это нам с вами, так сказать, только на руку! Наши - то, опытные, категорически отказываются брать девятый "А".    З а в у ч: Инна Михайловна! Я всё понимаю: и что отказываются, и что класс остался без классного руководителя. Но дать класс этой девочке - навсегда отбить у неё охоту работать в школе. А в школы молодёжь и так не очень идёт. Даже с такой высокой зарплатой, как у нас. Никаким калачом не заманить. Давайте сделаем рокировку: Аксёнов пойдёт в девятый "А", а ... как её зовут?    Д и р е к т о р: Валентина Викторовна...    З а в у ч: Да, Валентина Викторовна - в седьмой "Б". И всё как-то уладится. Жаль мне её. С виду хорошая девочка. Правильная, чистая...    Д и р е к т о р: А, может быть, им именно такая и нужна, дорогая Анна Гавриловна. Это мы уже все тут очерствели... Так что пусть идёт, пробует. В крайнем случае, у нас будет время подыскать кого - то, пока она... Зоя! Позвоните Валентине Викторовне... Да, той, что вчера приходила. И скажите, чтобы пришла и написала заявлпение. И напечатайте, пожалуйста, приказ.    Г о л о с З о и: Сделаю, Инна Михайловна!       В кабинет вбегают ребята. Они шумят, кидают портфели. Кузя и Митяй хватает портфель Кати Мышкиной. Она пытается поймать портфель, кидаясь от одного к другому.    К у з я: Митяй, лови!    Митяй специально не ловит портфель и портфель с шумом падает на пол. Из портфеля вываливается содержимое. Катя подбегает к портфелю, пытаясь запихнуть всё обратно. Но Серый выхватывает тетрадку. Это Катин дневник. Катя бросается к Серому, пытаясь выхватить дневник. Серый кидает дневник Митяю, тот Кузе.    К у з я: Пацаны! Чо тут нацарапано! "Дневник Кати Мышкиной", прикинь! Ты чо, Мышь, в натуре, мысли свои записываешь? А откуда у тебя мысли, а, Мышь? Бросает дневник Митяю. Катя бежит к В кабинет вбегают ребята. Они шумят, кидают портфели. Кузя и Митяй хватает портфель Кати Мышкиной. Она пытается поймать портфель, кидаясь от одного к другому.    К у з я: Митяй, лови!    Митяй не ловит портфель специально и портфель с шумом падает на пол. Из портфеля вываливается содержимое. Катя подбегает к портфелю, пытаясь запихнуть всё обратно. Но Серый выхватывает тетрадку. Это Катин дневник. Катя бросается к Серому, пытаясь выхватить дневник. Серый кидает дневник Митяю, тот Кузе.    К у з я: Пацаны! Чо тут нацарапано! Д н е в н и к!!! Ты чо, Мышь, в натуре мысли свои записываешь? А откуда у тебя мысли, а Мышь? Кидает Митяю. Катя бежит к Митяю. Митяй залезает на парту, листает дневник.    М и т я й: А мысли, Кузя, у всех есть. Даже у Мышей. Только мысли у мышей какие, Кузя? Правильно! Мышиные!    К а т я: Ребятя, отдайте пожалуйста!    Все остальные делают вид, что их это не касается. Митяй кидает дневник Серому.    С е р ы й: Я с выражением читать буду, ладно, Мышь? Тоже залезает на парту, открывает дневник. "15 апреля. Как мне плохо! Милая моя тетрадка, добрый мой друг. Они ненавидят меня. За что? Я некрасивая, я просто уродливая, я же смотрю на себя в зеркало... Но ведь такие люди, как я, тоже имеют право жить, любить, дружить? Дружить с кем? С этими уродами? Даже страшно себе представить, что когда-нибудь они вырастут, женятся и у них будут дети... Их дети тоже будут уродами, наверное!"    М и т я й: Серый, я не понял, это наши, что ли, дети, реально, уродами будут? Да ты кто такая, Мышь? Митяй, Серый и Кузя наступают на Мышкину. Катя отступает к двери.    К у з я: Наши, придурок! Слушай Мышь, ты чо думаешь, тебе всё можно? Гадости писать про нас можно? Да? Отвечай Мышь! За свои поступки отвечать нужно! А ты, Мышь, плохая девочка! И поэтому ответишь по закону.    Катя упирается в дверь. Дверь открывается. В класс Входит Алекс. Это высокий, красивый парень. Он - лидер класса.    А л е к с: Что тут у вас? Мышь, ты чего в истерике бьёшься?    М и т я й: Ты послушай, Алекс, чо она в своём дневнике про нас пишет: мы, блин, уроды. И дети наши тоже уроды! Прикинь, а?    А л е к с: Потом. Слушайте сюда: нам новую классуху дали. Сейчас приведут. Встретим, пацаны!    И р а: томным голосом А кто она, знаешь?    А л е к с: Не а. Она у директора сейчас. Молодая, красивая! Повеселимся!    Л а р и с а: Только не сразу. Посмотреть надо: может у неё крыша есть. Иначе как бы она в нашу школу попала?    С е р ы й: Идёт! Кто встанет - тот козёл!    Все чинно уселись за парты и каждый занялся своим делом. В класс входит Валентина Викторовна. Все сидят, не встают. Катя сначала хотела встать, но Митяй показал ей кулак и Катя села, опустив глаза.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Здравствуйте, ребята! Я - ваш новый классный руководитель. Меня зовут Валентина Викторовна.    Все сидят молча. Валентина оглядела класс.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Дело в том, что я не знакома с порядками этой школы. И если у вас не принято вставать, когда в класс входит учитель, вы мне так прямо и скажите.    Л а р и с а: У нас принято вставать.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: А... Я понимаю. Это протест. Ну, ничего страшного.    М а л ы ш: А что такое классный руководитель?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Терпеливо Руководитель класса. Я буду заниматься вашими, вернее, нашими классными делами.    М и т я й: Это в простых школах руководители. А у нас воспитатели. Почти как родители. Так что вы наша, почти, вторая мама.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Ну, так далеко я не захожу. А вот сотрудничать нам с вами как-то придётся. Говорить о классных делах, решать проблемы... Вы можете задать мне вопросы, которые вас интересуют.    А л е к с: А вы слышали что-либо о нашем классе?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Слышала.    А л е к с: Вам понравилось то, что вы слышали?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Нет. Но, прежде чем делать какие-то выводы, я бы хотела узнать вас поближе. Ещё есть вопросы?    К у з я: А скажите, у вас дети есть?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Нет. Детей у меня нет и я пока не замужем. А почему вас это интересует?    К у з я: Это хорошо, что нет. Значит вы будете с нами всё время, без больничных и выходных. Мы так нуждаемся в хорошем и добром воспитателе!    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Возможно!    И р а: А скажите, у вас ногти накладные или свои?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Акриловые. А это имеет какое-то отношение к моим профессиональным навыкам?    И р а: Самое прямое. Если вы вдруг задумаете вцепиться в морду Серому или Кузе, например, они могут поломаться. А это накладно для ващего бюджета!    К у з я: Ну ты Ирка, сказала! Чего это дорогой Валентине Викторовне цепляться в наши морды? Мы смирные, правда, Марик?    Марк, до этого молчавший, вздрогнул, поправил очки.    К у з я: Марик, скажи что-нибудь умное!    М а р к: Валентина Викторовна! Мы рады приветствовать Вас в нашем классе. Всё что о нас рассказали - почти правда. Вас, видимо, не хотели пугать. Поэтому, возможно, смягчили. Но вы не бойтесь. Просто работайте. И будьте честной с нами.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Спасибо, Марк, я постараюсь. Давайте договоримся, ребята, вот о чём. Если вы не хотите приветствовать меня, вставая - не нужно. Может быть наступит момент, когда вам захочется это сделать. Я же буду с вами предельно искренней и честной. Да мне сказали, что вы - сложные дети.    А л е к с: А вам сказали, что у нас очень богатые родители?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Я об этом догадалась, поскольку знаю, сколько стоит обучение в этой школе. Но это ничего не меняет в моём отношении к вам и к моей работе. Я ставлю коробку. Это наша почта. Если вы захотите пообщаться со мной лично, спросить что-то, пожаловаться на что-либо и не захотите, чтобы кто-то об этом узнал - напишите мне. Я отвечу каждому из вас! И ещё: Классный час у нас будет каждый день, но небольшой. Я надолго вас не задержу, минут на пятнадцать: мы будем подводить итоги каждого дня.    М и т я й: Ух ты! А чо их подводить? Оценки в журнале, кабинеты мы не убираем - технички есть, матом не ругаемся - уставом запрещено, в школе не курим, исключительно за ней! Что обсуждать?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Ну мало ли что... Итак, каждый день я жду вас в этом кабинете после уроков. И я хочу походить к вам на уроки, чтоб получше познакомиться. На сегодня всё. Про почту не....    Ученики, не дослушав учителя, выбежали из класса. Валентина Викторовна обессиленно опустилась на стул. Подошла к доске, вытерла доску, поправила парты, стулья. В класс вошёл Андрей Петрович.    А н д р е й: Ну как ты, Валюша?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Да ничего вроде. Ну не так страшно, как мне рассказывали учителя.    А н д р е й: Не обольщайся, Валечка. Прикидываются овечками, чтоб усыпить бдительность. Выродки богатых родителей, делают, что хотят. Не таких ломали.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Андрюша, зачем ты так? Они всего-навсего дети. Да, избалованные, да, распущенные, но дети же...    А н д р е й: Ладно, сама всё увидишь. Я просто хочу, чтобы ты была осторожней.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Тебя послушать, так я к преступникам попала. Такие страсти-мордасти ты про них рассказываешь! Они - дети!    А н д р е й: Слушай, пойдём в кафе, посидим, отпразднуем, всё же первый рабочий день в нашей самой престижной частной школе. Ой, поплачешь, Валька! Это я тебе говорю! Я вообще не понимаю, как ты меня уговорила, чтобы я тебя сюда устроил? Работала бы себе на своём радио и горя бы не знала...    Они выходят. В класс входит Митяй. Он оглядывается и кладёт записку в коробку. Торопливо выходит.

КАРТИНА ВТОРАЯ

   Валентина Викторовна входит в класс, поливает цветы. Подходит к ящику с почтой. Встряхивает. Достаёт записку, читает. У неё округляются глаза. Бросается к двери, чтобы выйти из класса, затем станавливается, думает, кладёт записку в ящик и ставит его на место! В классе начинают собираться ученики. Они вяло приходят и занимают свои места.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Все пришли?    К у з я: Не-а. Алекса нет. И Ирки.    Все засмеялись. Валентина удивлённо посмотрела на ребят.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: А где они? Вы не подскажете?    М и т я й: Жи... Марик их видел в раздевалке. Так что они раздеваются.    Все засмеялись ещё громче.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Ну и ладно. Начнём без них.    Л а р и с а: Без них нельзя, они просили подождать.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Подождём, я не спешу.    Валентина садится за стол, берёт книгу и начинает читать. Все ёрзают. Проходит время. В класс, держась за руки, входят Алекс и Ира. Не попросив разрешения войти, они проходят к своим местам. Садятся.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Я могу начать?    К у з я: Вопрос с чего?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: А давайте начнём с почты.    Все переглянулись. Валентина подошла к ящику, демонстративно потрясла его.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: О! Там что-то есть. Я, с вашего позволения, прочитаю записку про себя, и если она не личная, оглашу содержание вслух.    Достаёт записку. Глазами пробегает. Все замерли и ждут реакцию.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Я могу прочитать, если вы не против.    М и т я й: Можете не читать. Мы знаем её содержание.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Подписи к сожалению нет, да это не так уж и важно. Спасибо за лестное предложение для такой бедной девушки как я... Чего вы ждали от меня, когда писали это? Если вас интересует моя реакция, то она такая, какая и должна быть у молодой, пока не замужней девушки: мне противно. Я не знаю, может ли реакция нормального человека быть иной.. Но я восприняла эту записку, как элементарный крик о помощи. Я подумаю, чем вам можно помочь. На сегодня всё. Как я понимаю, вопросов, заслуживающих моего внимания, на сегодня больше нет. Тогда до завтра.    Ввлентина вышла из класса. Марк встал, взял свой портфель, направился к выходу.    М а р к: Уроды вы. Правильно Катька писала про вас в своём дневнике.    Алекс преградил Марку дорогу.    А л е к с: Ты что сказал?    М а р к: Что слышал.    К у з я: Вали жида, Алекс!    Марк посмотрел на Алекса и тот нехотя отошёл двери. Марк вышел из класса. Алекс сплюнул в его сторону.    С е р ы й: Ты чо, дурак? Ты чего его выпустил? Навалять надо было...    Л а р и с а : Сам ты дурак, Серый. Знаешь кто его папаша? Да он если вмешается, твой папашка и мой, да и Алекса без денег останутся. Так что его лучше не трогать. Всё, пошли, курить хочется.    А л е к с: Ладно. Сочтёмся. Пошли.    Все вышли из класса, Катя вышла последняя.   

КАРТИНА ТРЕТЬЯ

   Голос Валентины по радио. Валентина может выходить на авансцену в наушниках или на авансцене столик, пульт стационарный микрофон. На усмотрение режиссёра.    Здравствуйте, дорогие наши радиослушатели. Сегодня мы, в прямом эфире, начинаем новый проект, который будет называться так: " Дневник молодого учителя". Почему возникла необходимость прямого эфира, вы меня спросите? Сейчас идет на Первом канале идёт Сериал "Школа", который вызвал небывалый шум. Как? Наши школьники пьют, курят, ругаются матом, занимаются сексом, доводят учителей до инсульт?.. Так ли это? Во всех ли школах царит такой беспредел? Не знаю и не смогу ответить на этот вопрос пока... Сегодня мой второй день работы в школе. Это одна из элитных, частных школ города, в которой, как и полагается для такой школы имеется и попечительским совет и родительский комитет, и столовая, которая больше смахивает на ресторан и дети, которые задают загадки и учителя, которые каждый день вынуждены их решать. Я хочу вести дневник молодого учителя, в котором каждый день буду рассказывать о своих успехах и неудачах, буду спрашивать вашего совета в сложных для меня ситуациях. Итак: второй день в школе. Я получаю записку следующего содержания: "Предлагаю на выбор: стоя, сидя, лёжа, сбоку... Оплачиваю по полному тарифу". Я не знаю, как поступить и что ответить ребятам, которые решили меня проверить на толерантность, терпение и выдержку. Толерантности у меня хватило... А что ответить, я хочу спросить у вас, дорогие радиослушатели...    В класс входят ученики. Молча садятся за парты.    М и т я й: Мышь, слышь! О блин, стихами заговорил. Ты не одна дневник ведёшь, оказывается... Красотка наша тоже пописывает. Только она, дура, читает вслух то, что пишет...    Л а р и с а: А кто слушал? Да никто её и слушать не будет. Вот говорила бы она о мировом кризисе, о наркотиках, о нефти - тогда бы все, конечно... А про школу - кому интересно? Один стоящий сериал сделали и то сняли с показа.    И р а: Да и потом, в нашем городе, не одна наша школа... А ты, Митяй, и правда придурок, такую хрень написал, что уши завяли...    М а р к: Вот это ты верно заметила... Хрень...    К у з я: А ты, Жид, вообще помолчал бы...    М а л ы ш: Ребята, давайте не будем. Сейчас она придёт, каковы наши планы?    Л а р и с а: А тебе то что? Ты в этом всё равно участвовать не будешь. Не дорос!    М а л ы ш: Я потом в рост пойду. У меня папа тоже маленький был до десятого класса, потом как вырос. За лето на 20 сантиметров. Так что я успею. Предлагаю всем молчать. Вот она придёт, начнёт спрашивать о том, о сём, а мы будем молчать.    А л е к с: Хорошая идея. Голосуем. Я - за!    Все стали поднимать руки, кроме Марка. Марк посмотрел на Катю. Катя засомневалась.    С е р ы й: Мышь, а ты с нами, или ты против нас?    Катя неуверенно подняла руку.    С е р ы й: Жид, ты остался в гордом одиночестве. В общем, кто слово скажет, тот козёл.    А л е к с: Идёт.    В класс входит Валентина Викторовна. Все сидят. Марк встаёт.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Здравствуйте ребята!... А, понимаю. Обиделись. А что вы хотели? Я действительно не знала как поступить. Я вообще не знаю, как с вами общаться, чтобы это было приятно для меня и полезно для вас. Я совсем не хочу сделать вам больно, но и вы должны отвечать за свои слова. А то что вы решили молчать - это тоже результат. Ведь не ушли же... Я, честно говоря, боялась, что приду в класс, а вас нет... А вы есть и спасибо вам за это. Неужели вас не интересует, что мне посоветовали радиослушатели? Ну, предполагая такой исход сегодняшней встречи, я сделала распечатку советов. Кидаю в ящик. Если хотите, почитайте на досуге. Теперь о главном. Ко мне подошла учитель биологии, и сказала, что сегодня на уроке кто-то в куст с китайской розой положил рацию. И весь урок переговаривался с этим кустом. Вы все знаете кто это был, а я догадываюсь. Все стали смеяться. Все свободны, а тебя, Саша, я попрошу остаться.    Все выходят из класса.    К у з я: Это не я. Можете обыскать.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Я о другом хочу с тобой поговорить... Саша, может быть, я не вправе спрашивать тебя об этом, но скажи мне, пожалуйста, твоя мама давно пьёт?    Кузя смешался, засуетился..    К у з я: Вы это о чём?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Саша, ты прекрасно знаешь, о чём я говорю. И я это спрашиваю не из любопытства, как ты понимаешь... Ты думаешь, я не вижу и не понимаю, что с тобой происходит? Мне вчера позвонила твоя мама. Она была... Как бы тебе сказать...    К у з я: кричит Пьяная! Довольны? Вы это хотели услышать? Давайте, рассказывайте всему миру!    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Ш-ш-ш. Саша! Успокойся, пожалуйста.    К у з я: Зачем она вам звонила, можете сказать?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: На судьбу жаловалась.    К у з я: истерически смеясь: Тварь. На судьбу она жалуется. Ненавижу! Сука она!    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Не смей. Она - Мать! Понимаешь?    К у з я: Она мать? Да ей на хрен никто не нужен. Денег - полно. Отец уезжает, она пьёт и мужиков приводит...    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: А он знает?    К у з я: Плевать он хотел. Я не его сын. Мать с пьяну брякнула. А чей - она не помнит...    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Беда у тебя, Саша, я понимаю...    К у з я: А что вы можете? Ничего... Пошёл я... Да. За записку простите. Я писал. Я думал к директрисе побежите. А что вам посоветовали, кстати?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Самый лучший совет был выкинуть и забыть. Что я и сделала.    К у з я: Пойду я.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Да, иди.    Кузя подходит к двери, останавливается, оглядывается на Валентину, которая смотрит ему вслед, резко поворачивается и выбегает из класса. Валентина сидит. Думает. Входит Андрей.    А н д р е й: Ну, Валь, ты дала! Ты чего это вчера устроила в эфире? Все только и говорят о "Записках молодого учителя".    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Ой, Андрюша. Сама не знаю... Так получилось.    А н д р е й: Я тебя предупредить хочу. Ты хоть знаешь, кто родители этих отпрысков? Смотри, Валька!    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Смотрю....    Уходят.

КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ

   Здравствуйте, дорогие радиослушатели! В эфире "Дневник молодого учителя" и я, ведущая Валентина . Закон не делит образование на платное и бесплатное, а требования и к частным, и к государственным школам едины. Но так ли это на самом деле? За что берут деньги в частных школах? Кого там учат бесплатно? Кому натягивают оценки? Каких учеников не умеют учить государственные школы? Мы не будем говорить в нашей передаче о пожарных, санитарных контролерах, о всевозможных налогах и пожертвованиях. Да, частная школа отличается от государственной буквально всем: аренда, налоги, оплата коммунальных услуг, покупка учебных пособий, ремонт - за счет родительской платы. Повышение квалификации учителей, аттестация - тоже за счет школы. Мы будем говорить о детях и их родителях. Почему родители отдают детей в частную школу? Пристижно! Учителя с регалиями, воспитатели а не классные руководители, методические пособия... Качественное образование. Но как чувствуют себя дети, понимая, что они особенные, что им всё позволено? А как чувствуют себя учителя, получающие зарплату из рук тех, чьих детей они учат? Слишком много вопросов и без вас, дорогие радиослушатели, мне, пожалуй, не справится. Сегодня у меня был трудный день. Мой класс играл со мной в молчанку. Для меня это тоже впервые... Бедные мои ребята. Им трудно: с одной стороны они видят во мне врага, потому, что взрослые для них враги: требования, условия, притчи и морали, а взамен мои дети получают в лучшем случае деньги на мелкие расходы, а в худшем случае, на крупные... Родители откупаются от детей, которым так нужна забота, любовь и тепло. Им только 14 лет... Как им помочь поверить мне? Как доказать, что я искренне желаю быть им другом? Помогите мне... Я слушаю вас, дорогие радиослушатели...    В класс входят ребята.    М и т я й: Ну мы ей устроим! Меня вчера мамаша спрашивает, не про нашу ли школу каждый день по радио говорят всякие ужасы? Я говорю, не слышал. А сам думаю, подожди, Валюша, узнают предки, тебе мало не покажется...    А л е к с: Праздник завтра. День освобождения города. Ларка, ты хоть знаешь от кого его освобождали?    Л а р и с а: Малыш знает.    М а л ы ш: А что я? Чуть что, сразу малыш. От тараканов.    С е р ы й: Может от мышей, а Мышь?    А л е к с: Цветочки сказали принести. Возлагать будем!    В класс входит Марк. Он садится, достаёт телефон. Кузя тоже сидит молча.    И р к а: Ребята, а я не пойму, чего это Кузя у нас такой молчаливый стал? Кузя, поди сюда!    Кузя нехотя подходит к Ире.    К у з я: Ну?    И р а: Баранки гну? Чо случилось? Неделю молчишь, письма... этой... перестал писать... Боишься, что в радиоэфире твоя мамочка-алкоголичка о тебе узнает?    К у з я: Заткнись, дура!    И р а: А чего? Все знают. Да, Алекс? Она же как напьётся, звонить всем начинает...    Л а р и с а: И устраивает Кузе кузькину мать!    Все смеются. Кузя выбегает из класса.    И р а: Марик! Что за телефончик? Новый? Покажи!    М а р к: Отстань от меня.    Л а р и с а: Презирает. Слушай, Марик, вот я не пойму, тебе же плохо здесь, чего ж ты не уходишь?    М а р к: А зачем? Вам же скучно будет, если я уйду. И потом, мне на вас наплевать: хотите пейте, хотите курите... Вы мне не мешаете!    М и т я й: А... Так это он нам назло тут сидит, оказывается. Слушай, а это правда, что вы, евреи котлеты из людей делаете?    М а р к: Тебе моего слова достаточно или отца пригласить, чтоб совсем уж поверил?    А л е к с: А ты папашей своим не пугай! Подумаешь, банк у него!    М а р к: А я и не пугаю. Достали вы меня, придурки. Все услышали: если ещё одна скотина меня жидом назовёт - убью. Встаёт, выходит из класса.    М а л ы ш: Я не понял, чего это с ним?    А л е к с: Гордость национальная! А по мне один хрен: жиды, хохлы, грузины, армяне - все твари! Россию заполонили, деньги лопатами гребут..    Л а р и с а: Ты чего сейчас сказал, а? Что тебе грузины сделали?    С е р ы й: Ну ваш этот, который галстук жрал, на нас войной пошёл, так за что вас любить?    Л а р и с а: У меня мать русская!    А л е к с: А по отцу ты кто? Это у жидов национальность по матери. А у вас, грузинов по отцу. Ладно. Хватит об этом. Пошли. Я ей завтра цветочки принесу!    Все вышли кроме Ларисы. Она заплакала. Входит Валентина.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Извините, ребята... Ой, а где все? Лара, что случилось?    Л а р и с а: Ничего. Я посижу здесь. Можно?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Конечно! Сиди на здоровье! Только не реви. А то я за компанию.    Л а р и с а: А у вас что случилось?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Директор вызывала. Говорит, что не споравляюсь с вами. А я и сама понимаю, что не справляюсь..    Л а р и с а: Что, не помогают вам ваши радиослушатели?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Ещё как помогают...    Л а р и с а: Я вчера слушала вашу передачу. Дома радио нет, так я в машине... У друга...    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Лара, сколько лет твоему другу, если не секрет?    Л а р и с а: настороженно А вам зачем?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Просто мне показалось, что он намного старше тебя...    Л а р и с а: Не намного. На 14 лет.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Это - намного. Когда тебе 60 а ему 74- не страшно. А когда тебе 15 а ему двадцать девять - статья... А что родители?    Л а р и с а: А что родители? У них своя жизнь. Не подумайте, они у меня хорошие и я у них одна. Ничего не жалеют для меня. Я их очень люблю. Но вот только вижу редко. Уезжают часто.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: А ты с кем?    Л а р и с а: С няней. Или с Костиком. Костик у папы работает. Вроде охраны, что ли. Подумала, посмотрела на Валентину с вызовом... Я люблю его.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: А, прости, он тебя любит?    Л а р и с а: Тоже любит. Если вас интересует, сплю ли я с ним - то да, сплю.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Ужас... Ой прости меня. Ужас не в том, что ты спишь со взрослым мужчиной. Ужас в том, что ты - совсем ещё ребёнок. Плачешь сидишь, как маленькая.    Л а р и с а: Это Алекс, придурок. Всех ненавидит. Ну евреев понятно, а грузин за что?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: А евреев за что?    Л а р и с а: Ну их вроде как все... Многие не любят. Хитрые. Хотя наш Марк ничего. Не сволочь.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Девочка моя, да как же можно ненавидеть человека за его принадлежность к той или иной национальности, расе, вероисповеданию? Ты же неглупая девочка, ну подумай!    Л а р и с а: Только не нужно про равенство и дружбу народов. Это теория. А на практике, в жизни, всё иначе. Поэтому и воюют. За что арабов любить?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Ларочка, девочка, сволочь, она национальности не имеет, понимаешь?    Л а р и с а: А мой папа думает по другому. У него бизнес с этими арабами. Да и с евреями тоже. Так он и тех и тех терпеть не может. Все, говорит они одним миром мазаны, поскольку папа у них общий..    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Какой папа?    Л а р и с а: Не помню. То ли Моисей, то ли Авраам... Ладно... Спасибо, что выслушали. До свидания, Валентина Викторовна...    Телефонный звонок. Валентина берёт трубку.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Да, Инна Михайловна. Я ещё в школе. Зайти к вам? Сейчас спущусь... Лариса, прости, мне нужно идти. Если хочешь закончить наш разговор - я буду рада...    Л а р и с а: Не захочу. Думаете я не понимаю, что вы тут добренькой прикидываетесь, чтобы меня к себе расположить?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Ты можешь мне не поверить, но, во-первых я не прикидываюсь, а во вторых, слово "добренькая" мне не нравится. Прости, но мне действительно нужно идти.    Уходит. За ней выходит Лариса. На сцену выходит Андрей. Он нервничает, смотрит на часы. Выходит Валентина. Она расстроена.    А н д р е й: Ну что?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Плохи мои дела. Испытательный срок, говорит к концу подходит, а я так ничего и не изменила... Понимаешь, Андрюша, я только-только их пробивать стала. Понимать, как мне кажется. И они ко мне привыкают... Правда не все... Да, и насчёт радио тоже. Потребовала прекратить радиопередачи, порочащие доброе имя нашей, нет, её школы. Она мне дала Возможность работать в прекрасном дружелюбном, творческом коллективе интеллигентных людей, про отбор говорила, про зарплату... Много чего...    А н д р е й: А ты что?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Я не могу их сейчас бросить. Я чувствую, что нужна им, Андрюша.    А н д р е й: Да никто им не нужен. Пришла, с улыбочкой урок отчитала, новые технологии использовала и дальше пошла. Они нам платят за ОБРАЗОВАНИЕ, а не за ВОСПИТАНИЕ.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Но взяли меня сюда именно воспитателем! И потом, у меня совершенно чёткая система образовательного процесса, в которой воспитание занимает первое место, а обучение второе. Дальше - просвещение... Иначе зачем всё? Кого нам нужно вырастить?    А н д р е й: Профессилоналов своего дела. У них же всё распланировано, Валя. Каждому место подготовлено в престижных вузах, работа высокооплаченная. Ты для них - прислуга, понимаешь? Как впрочем и я, да и все мы здесь.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: А я считаю, что самая замечательная профессия - быть хорошим человеком. Меня, по крайней мере, родители именно так и воспитывали.    А н д р е й: Ну да! Перестарались они, по-моему...    Хлопнула дверь. Валентина посмотрела - никого.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Странно, мне показалось или нас подслушивали?    А н д р е й: Показалось. А взяли тебя не воспитателем, а гувернанткой! Это так назыввается красиво: воспитатель.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: А в других классах как?    А н д р е й: По разному. Есть очень хорошие классы, есть замечательные родители, тебе не повезло просто, Валька. Вечно ты себе неприятности на голову ищешь. С радио - ты и вправду заканчивай...    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Сам меня сюда привёл... А ты, Андрюша, ты как здесь?    А н д р е й: А мне, моя милая, семью кормить. Не на завод же идти. Да и люблю я свою работу. И всё меня здесь устраивает.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Да уж.. Ладно, пошли.

КАРТИНА ПЯТАЯ

   Валентина.    Здравствуйте дорогие радиослушатели, коллеги, друзья, оппоненты. В эфире я, Валентина, и "Дневник молодого учителя". Сегодня ровно месяц, как выходит наша программа в эфир. Я от всего сердца хочу поблагодарить вас за искреннюю помощь, за ваши добрые и мудрые советы. Сегодня у меня замечательный день. Ко мне, наконец, пришла моя Катя. Она показала мне свой дневник. Я плакала, когда читала его. Сколько боли, непонимания ужаса маленькой беззащитной, но очень мужественной девочки хранит в себе эта тетрадка. Сколько унижений, горестей и отчаяния. Вот выписка из её дневника: "Сегодня учительница по литературе дала нам написать сочинение "Что для тебя Школа?. Я сидела и не знала что писать. Школа для меня это ад. Меня ненавидят девочки и презирают мальчишки. У девчёнок одни разговоры о том, как лишиться девственности, а мальчишки в таком возрасте, когда уже хочется, но ещё нельзя... Меня обзывают Мышью, а я и вправду мышь: серая, неказистая мышь. А так хочется нравится кому-нибудь... А вдруг я вырасту и никто в этом мире не посмотрит на меня, потому, что я мышь?"... Я читаю эти выдержки по просьбе самой Кати. Помогите ей и мне. Разделите нашу боль, милые мои радиослушатели! Как объяснить пятнадцатилетней девочке, что всё впереди у неё, что нужно дарить любовь и обязательно кто-то подарит тебе её в ответ? Как хочется прижать её к своей груди и сказать: "Я люблю тебя, солнышко! Я делюсь с тобой своей любовью!" Существует закон сохранения любви: чем больше ты её раздаёшь, даришь, тем больше её становится... Как научиться любить их, разных, непонятых и обиженных, обделённых родительским вниманием, грубых порой от невозможности что-либо доказать этому миру? У нас первый звонок. Я вас слушаю, представьтесь пожалуйста....    В классе Алекс и Митяй. Они рисуют свастику и вешают портрет Гитлера на доску. На доске написано: "Смерть жидам и иноверцам!" В класс входят все ученики, кроме Марка и Кати. Ребята застывают перед доской.    И р а: Слушай, Алекс, сотри, а?    А л е к с: А то что?    И р а: Ничего. Просто сотри. И всё. Этим не шутят.    А л е к с: А кто тебе сказал, что я шучу?    М а л ы ш: Да, я тоже думаю, что нужно снять...    М и т я й: А тебя кто спрашивает, идиот?    Кузя молча берёт тряпку и идёт к доске. Алекс и Митяй встают на его пути.    А л е к с: Положил тряпку. Быстро! Кому сказал!    К Кузе подошла Лариса. К Ларисе подошла Катя. В этот момент в класс входит Марк. В его руках цветы. Он, как всегда, идёт на своё место, потом замечает, что все смотрят на него. Марк поднимает голову и читает то, что написано на доске.    М а р к: Сотри с доски, гад!    М и т я й: А то что?    М а р к: Считаю до трёх:    А л е к с: Хоть до десяти...    Марк молча отворачивается и вытаскивает из портфеля пистолет. Он направляет пистолет на ребят. Ему кажется, что все он заодно. Первым выходит из оцепенения Малыш.    М а л ы ш: Дрожащим голосом. Марик, ты чего, а Марик? Ты это... Он настоящий или игрушечный? Скажи, чтоб я в штаны не наделал !    М а р к: Отойдите от доски. Считаю до трёх и начинаю стрелять. Раз...    Ира закричала. За ней завизжали другие девчёнки.    М а р к: Два...    Вся толпа отошла от доски.    М а р к: Медленно сели в угол на пол. Я сказал.    Все сели на пол. Марк держит группу на прицеле.    М а р к: Твари! Твари вы все! У меня все родственники в концлагерях заживо сгорели, а вы... Прабабушка в эвакуацию уехала с дедом, а всю её семью заживо.. Ради чего, я вас спрашиваю? Ради чего? Ради того, чтобы такие скоты, как вы, родились? Зачем вам жить? Для чего? Права Катька! Уродов нарожаете, таких как сами! Ненавижу!    В этот момент в кабинет вошла Валентина. Она с ужасом уставилась на происходящее в классе. Марк, не сводя с испуганных ребят пистолета, заметил Валентину.    М а р к: А вот и воспитатель ваш. Сволочи, ну я ладно, я еврей, а её за что?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Очень тихо Марк. Пожалуйста. Дай мне пистолет. Я тебя очень прошу. Только не нужно стрелять. Ты слышишь меня, Марк.    М а р к: Я-то слышу. А вы слышите меня? Вы все слышите, как стонут и кричат они, заживо погребённые?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Марк, послушай меня. Я не знаю, что говорят и делают в таких случаях, и я понимаю твоё негодование, поскольку ни один здравомыслящий человек не может приветствовать фашизм во всех его проявлениях. Но это не решение проблемы. Помоги мне, Марк, пожалуйста. Я тебя очень прошу. Не порть себе жизнь, пожалуйста. Подумай о родителях!    М а р к: Не я себе жизнь порчу. Они портят жизнь всем. Вам не всё равно, Валентина Викторовна, что они про вас думают? Вам проще, пойдёте на радио, совета спросите потом, что нужно делать в таких случаях.. Закричал. А я сейчас спрашиваю, что нужно сделать, чтоб гадов этих на земле не было.    В этот момент в кабинет входит Андрей.    А н д р е й: Тук - тук. Валюша, это я! Видит происходящее, теряется. Валя! Что это?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Ничего, Андрей Петрович! Это у нас игра такая. Понимаешь? Играем мы!    А н д р е й: Я сейчас. Я позвоню.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Стой где стоишь. Ты никуда отсюда не выйдешь. Марк. Сейчас тебе кажется, что все против тебя. Ну неужели ты не видишь, как меняются ребята? Посмотри на Сашу, на Ларису, на Катю... Придёт время, и остальные поймут! Марк, пожалуйста, дай им это время! Ведь если ты выстрелишь сейчас, ты убьёшь не одного человека... Целое поколение, понимаешь?    М а р к: Поколение уродов. А кто вам сказал, что они должны жить?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Бог сказал. Он дал им эту жизнь. И он один вправе решать, кому и когда уйти. Пожалуйста, отдай мне пистолет, милый!    М а р к: Пусть на колени встанет. Васильев, на колени! Я считаю! Раз...    Алекс молча опускается на колени.    М а р к: А теперь молись и проси прощенья. Не у меня. У них. У тех, кто за тебя, гад, погиб, чтобы папаша твой мог нефтью торговать, а ты срать на золотом унитазе! Молись и проси! Остальным стоять!    А л е к с: Прости. Убери пушку.    М а р к: Проси прощенья, я тебе сказал.    А л е к с: Простите меня.    М а р к: Повторяй: Господи, прости меня, душу мою грешную за миллионы убиенных невинно. Кричит Повторяй!    А л е к с: Прости, Господи, за миллионы..    М а р к: А теперь сними с доски то, что ты повесил и жри!    А л е к с: Не буду.    М а р к: Жри!    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Марк, он попросил прощения. Дай мне пистолет и я тебе обещаю, что ни один человек, вы все меня слышите? Ребята закивали Ни один, выйдя из этого кабинета, никому не расскажет о случившемся. Алекс, сними и порви эту гадость.    Алекс молча подошёл к доске, снял плакаты и разорвал их на мелкие куски. Он рвал с остервенением. Когда порвал, заплакал...    М а р к: Смотрите, и у него есть слёзы. И он умеет плакать, оказывается. Только плачет он, трясясь за жизнь свою поганую.    А н д р е й: М а р к! Я не понял, ты чего этой игрушкой размахиваешь, а? Валя, да он не настоящий, пистолет. Точная копия.    Марк молча опустил пистолет. Тоже заплакал. Все стоят молча. Валентина подходит к Марку, обнимает его, он обессиленно опускается на пол. Рыдает. Все в ужасе. Андрей забирает у него игрушку, рассматривает.    А н д р е й: Да уж... Повезло вам. Игрушку я отцу отдам. С твоего позволения. Все свободны, да Валентина Викторовна? И помните, что вам сказали - никому ни слова, если хотите иметь спокойную жизнь. Идите и думайте...    Л а р и с а: Валентина Викторовна, нам уйти?    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Подождите... Я хочу вам сказать что-то. Только я не совсем понимаю, что я должна сейчас сказать... Что-то очень важное... А..вот... Я люблю вас, ребята. И ничего не требую взамен. Идите и просто помните об этом. Я вас жду завтра, как всегда, после уроков...    Все молча взяв свои портфели, вышли из класса. Валентина Викторовна , сидит на полу всместе с Марком, он поднимает голову, смотрит на неё.    М а р к: Как вы можете? Они же ненавидят вас, а вы их любите? Врёте вы всё. Заигрываете.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Не вру, Марк. Люблю и жалею. Я понимаю, как трудно бывает противостоять натиску моды, обстоятельств, условностей особенно детям из благополучных семей..    М а р к: Из богатых. У кого из нас благополучные семьи? У Васильева? Папаша бандит. У Кузи - мать алкоголичка, Малыш вообще недоделанный, его по пьянке зачали, Лорка с мужиком живёт, который вдвое старше её... Мой отец, владелец банка, любит меня до дури, но странною любовью: отсутствующей. Одна мама... Господи, а что у неё за жизнь? Отец изменяет ей, а она терпит...    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Марк, а если бы ты... Ну если бы пистолет был настоящим, ты представляешь, что было бы с мамой?    М а р к: Она бы не пережила.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Не всё в жизни решается оружием. И уж это, поверь мне, совсем не по-еврейски. Я где то читала, что Иудеи, прежде чем начинать военные действия, сначала молились, потом подкупали врагов своих, и уж только потом открывали военные действия...    М а р к: Вы у нас недавно, Валентина Викторовна. В пятом классе я молился, в седьмом подкупал... Ничего не помогло... Спасибо Вам, Валентина Викторовна. Вам я, почему-то, верю. И ещё я понял, что не смогу убить...Никогда. Ни за что...    А н д р е й: Марк, давай я тебя отвезу домой!    М а р к: Не, я сам. Там машина внизу меня ждёт. У меня же водитель... Не волнуйтесь. Я уже в порядке. Честное слово... Простите меня... До свидания. Можно мне забрать пистолет?    А н д р е й: Нет...    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Отдай, Андрюша...    А н д р е й: Нет.    Марк уходит. Валентина садится за стол.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Спасибо, Андрюша! Господи, как я испугалась! Как ты разглядел, что это игрушка?    А н д р е й: Валя, это не игрушка. Настоящий, боевой...    Валя с ужасом подошла к Андрею.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Господи! Андрюша, что ты говоришь? Ты же сказал, что это... Господи! Андрюшенька, миленький, никому, ты слышишь меня! Я умоляю тебя...    А н д р е й: Я понял. Поехали, отвезу тебя...   

КАРТИНА ШЕСТАЯ

   Голос Валентины    Здравствуйте, дорогие мои радиослушатели! Сегодня, в последний раз, выходит в эфир "Дневник молодого учителя". Два месяца в эфире, высокий рейтинг, огромная аудитория и, всё таки, сегодня - последний раз... Вы спросите почему? Всё очень прозаично: меня уволили. Я больше не молодой учитель... И вообще не учитель. Я всё время задаю себе вопрос: а была ли я учителем на самом деле? Учителем становятся или рождаются? Учительство - это профессия, хоби, стиль жизни или привычка? Какие учителя нужны современным детям? Вы меня спросите, хочу ли я вернуться в школу? Не знаю. Но в чём я точно уверенна, нельзя в школу идти равнодушным, случайным людям. Вы меня спрашивали, чем всё-таки отличается частная школа от государственной. Я хотела бы всем вам сказать вот что: не надо вносить раскол в образование. Мне кажется, неправильно делить его на частное и государственное. Мы все делаем одно общее дело. И цели и задачи у всех школ одинаковые: воспитать личность, граждланина, Человека... Могу ли я? Имею ли я право идти туда, в школу и ошибаться? Ошибки учителей так дорого обходятся нашему обществу и всё таки я скорее отвечу: "да", чем "нет". Имеют учителя право на ошибку. Как и все остальные, смертные. Вопрос вовсе не в том, как её, ошибку, не совершить, а в том, как её исправить. В моём классе, в бывшем моём классе всё потихоньку налаживается. Относительно спокойно, хотя я допускаю, что покой этот может быть временным. Да! Я провела родительское собрание: первое в моей жизни. Пришли две мамочки: Марка и Саши. И я им очень благодарна за то, что они пришли. Со временем подтянутся и остальные, потому, что им не безразлична судьба их детей, теперь я в этом точно уверенна. А у нас первый звонок. Я вас слушаю!...    На сцену выбегают ребята.    М а л ы ш: Валентина Викторовна, мы вас ждём... Нас не пускали на радиостанцию, так мы вас тут у дома дожидаемся.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Вы же должны быть в школе, у вас уроки, ребята...    К у з я: Мы не пойдём туда, пока вы не вернётесь. Мы это... Бастуем...    С е р ы й: Возвращайтесь, Валентина Викторовна. Мы не такие уж страшные...    М а л ы ш:: Оба на! Серый заговорил! Все засмеялись.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: А я вас и не боюсь. Только не всё в этой жизни от меня зависит.    М а р к: Теперь от вас. Сейчас, у директрисы, все наши родители сидят. В полном, так сказать, составе. Там сейчас такие страсти-мордасти начнутся, вы себе не представляете... Так что решать именно Вам...    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Мне можно подумать?    Л а р и с а: Можно. Минут пять, я думаю, у вас есть.    Звонок на мобильный.    И р а: Упс! Уже нет.    В а л е н т и н а В и к т о р о в н а: Да, Инна Михайловна, я вас слушаю...    Музыка. Песня о школе...

КОНЕЦ!

   19.02.2010. Клайпеда.                               А.Котляр (Майя Тараховская) 1 2010-02-19         

Связаться с программистом сайта.

Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"



Закрыть ... [X]


Котляр Ася. Страсти-мордасти. Пьеса для школьного театра Как сделать обои на андроиде не движущимися.

Статусы про своих одна школьников Статусы про мужей, жен, детей и взаимоотношениях в семье
Статусы про своих одна школьников Школьный юмор, КВН, сценки. Шутки, анекдоты, статусы про
Статусы про своих одна школьников Цитаты про друзей, грустные, прикольные, со смыслом, о
Статусы про своих одна школьников Цитаты о семье, детях Красивые цитаты про семью
Статусы про своих одна школьников Статусы для одноклассников про школу
Статусы про своих одна школьников Прикольные статусы для школьников
Статусы про своих одна школьников Статусы про школу
Статусы про своих одна школьников Nokia Lumia мелодия на звонок, как поставить
Viele coole Casinos Pristavki Блог "О шитье" » Где можно найти готовые выкройки бюстгальтеров? Газон своими руками на даче: важные нюансы подготовки и посадки Дёргается шаговик при работе Станки с ЧПУ на Идеи для вдохновения. Вязаные крючком домики карточка от Как сделать ножны для ножа своими руками из кожи и дерева?